Scintilla Ignis
- Итак, что бы вы порекомендовали нам посмотреть возле Бланско?
- О, там есть множество примечательных мест, - сообщил нам сидевший напротив высокий мужчина, одновременно поправляя свои очки. – Конечно же, карсты: пещера Катерины, Слоупско-Шошувские пещеры, и еще пещера Балцарка – наиболее известные из них. Также не пропустите пропасть Мачеху, она 138 метров глубиной, знаете ли.
На самом деле я не знала, и поэтому когда в поезде, следующем на север от Брно, обнаружился англоговорящий экс-чех, едущий к брату на свадьбу, я засыпала его вопросами о здешних местах.
Рокси на секунду оторвалась от одной из "Книг Секретов", которые я в тайне перечитала перед поездкой – в тайне, чтоб не дать Рокси повода думать, что для меня это может быть чем-то большим, чем путеводитель по этим местам.
- Пропасть? Там есть пропасть? Она мрачная, таинственная и бездонная? Там есть существа, обитающие в незримых глубинах, о которых никто не может ничего сказать наверняка?
- Не обращайте внимания, - предупредила я нашего попутчика, а заодно и его спутницу. – Она не хочет читать путеводители, поскольку любит сюрпризы. – Я вытащила свой собственный путеводитель и листала его, пока не нашла описание обсуждаемой пропасти.
- Пропасть Мачеха – широко известная геологическая формация, - я обратилась к Рокси, - и судя по фотографиям, в ней нет ничего мрачного или таинственного. Там есть тропа, по которой можно спуститься вниз, к пещерам Пункевни.
- О, - ответила Рокси, будучи очевидно разочарованной. Она отвернулась к окну и стала наблюдать местные пейзажи, в основном состоящие из густых лесов, которые становились все более величественными по мере нашего приближения к Моравскому нагорью, и в которых где-то затерялся маленький городок Бланско. Беглый взгляд на карту показал мне, что Драханский замок, примостившийся рядом с Бланско, скрыт от нас лесами восточной границы Богемии.
- Пещеры – звучит замечательно, но что собой представляет та другая вещь, о которой вы говорили?
- Мартин, мне кажется, она спрашивает о карстах.
Я согласно кивнула жене Мартина, веселой блондинистой американке по имени Холли.
- В саму точку. Я понятия не имею, что такое карсты.
- А, - улыбнувшись, ответил Мартин и потер руки. Я задала вопрос именно тому, кому следовало, поскольку Мартин являлся экспертом по геофизике. Он рассказал мне все, что я хотела и не хотела знать о каньонах, ущельях, и более чем четырех сотнях больших и малых пещер, которыми была пронизана окружающая нас местность. Даже Рокси выставила свой нос из книжки и уделила внимание описанию наиболее примечательных пещер, по некоторым из которых текли подземные реки. Я перелистывала свой путеводитель, отыскивая информацию о тех из них, которые были открыты для посетителей.
- Звучит захватывающе. – Я улыбнулась, пытаясь приглушить поток информации о биохимических свойствах известняка и о том, какое значение они имеют для местных грунтовых вод.
- А что насчет замка? – Рокси источала любопытство.
- Ах да, замок. Драханский замок. Весьма впечатлает, но посетителей туда не пускают, поскольку это частное владение. Однако парк вокруг него весьма хорош и открыт круглый год. Вам стоит побывать там – парковые скульптуры принадлежат резцу Швейгла*.
Я сделала вид, что чрезвычайно впечатлена и закивала, надеясь, что наш бездонный источник информации не станет вдаваться в подробности химического состава грунтов в парке, который украшал сам Швейгл.
- Замок также выстроен из известняка, разумеется.
- Разумеется, - согласилась я, и быстро задала новый вопрос, пока Мартин снова не начал развивать тему известняка. – Моя подруга интересуется фольклором, который, как я понимаю, в этих местах весьма разнообразен.
- О да, - Холли ответила за Мартина. – Весьма и весьма. На протяжении веков Моравия была отдельным государством, и его история чрезвычайно захватывающа. Значительная часть моравского фольклора происходит от темных событий прошлых веков.
Она, должно быть, заметила тот взгляд, которым обменялись мы с Рокси, поскольку усмехнулась и пояснила:
- У меня степень по истории Восточной Европы. Именно так мы и встретились с Мартином – я училась в Остравском университете, а он получал там степень по металлургии. Эти места – подлинный источник фольклора, начиная от героических эпосов о рыцарях и заканчивая более традиционными образцами сказок с принцессами и колдовством.
- Это потрясающе, - Рокси вся подалась вперед. – Расскажите поподробнее. Ваши слова о темных событиях прошлого звучат пугающе – вы подразумевали при этом какие-то страшные истории? Сожженные ведьмы и все такое?
- О нет, гораздо более страшные вещи, - засмеялась Холли. – Предположительно – заметьте, это всего лишь фольклор – эти места вторые после Трансильвании по количеству населяющих их сверхъестественных существ. Вампиры, некроманты, тайные сообщества, приносящие кровавые жертвы, оборотни, семейные проклятия, вендетты, длящиеся столетиями с применением потусторонних сил – такого рода истории.
- Глупости какие, - фыркнул Мартин, отбрасывая пражскую газету. – Я вырос примерно в тридцати километрах отсюда, и все, для чего служили эти истории – так это для того, чтоб удерживать детей от ночных вылазок в лес.
- Вы правы, глупости, - я беззаботно улыбнулась, ущипнув Рокси за руку, дабы удержать ее от ненужного спора. Она смерила меня взглядом и злобно потерла руку, но не сказала ни слова даже когда я повела беседу в менее интересном направлении.
Примерно час спустя мы прибыли в пункт назначения, "шумный торговый город Бланско", как было сказано в путеводителе. Я оторвалась от книги и осмотрелась.
- Не очень-то шумно тут, - кисло прокомментировала Рокси, вскидывая одну из сумок на плечо и беря две другие в руки. – Скорее нудно, если хочешь знать мое мнение. Здесь даже носильщиков нет, и никого похожего поблизости. Что вообще это за место?
- В точности то, что ты хотела, зая, так что прекрати ныть. Если б ты не настояла на том, чтоб брать с собой все три сумки, тебе бы сейчас не пришлось их тащить.
К счастью для моего душевного спокойствия, даже в небольшом городке нашлось такси, однако оно оказалось занято. Я поговорила со станционным смотрителем, использовав свои школьные познания в немецком, затем вернулась к Рокси, окопавшейся вместе с горой своего багажа рядом со стоянкой такси. Она была занята разглядыванием объявлений, во множестве развешанных по стенам станции – выступления местных музыкальных групп, услуги по уборке, турпоездки по пещерам и т.п.
- Ганс, смотритель станции, говорит, что такси будет тут минут через пятнадцать, так что если мы не торопимся, то можем подождать и тогда нам не придется тащить все барахло вон на тот холм. Бррр, становится прохладно…
- ОБОЖЕМОЙ, Джой, иди сюда!
- Что там?
Она подпрыгивала на месте, жестами призывая меня подойти к ней; ее разгоряченное дыхание вырывалось белыми облачками.
- Ты не поверишь! Посмотри! Только посмотри! Подойди сюда, стань рядом и прочитай, и не говори, что Миранда этого не предвидела!
- Что именно? – снова спросила я более осторожно, приближаясь к большому черно-красному постеру. – Это ведь не имеет отношения ко всяким маньякам-мясникам?
- Перестань строить дурочку и прочитай! О, что за славное, славное время мы тут проведем! – Она обхватила себя руками с выражением счастья на лице, и стала кружиться, пока бахрома на ее пиджаке совершенно не запуталась.
- Я знала, я знала это! – напевала она себе под нос. Я быстро осмотрелась вокруг, надеясь, что никто не увидит нас в надвигающихся сумерках позднего полудня. Я была готова к тому, чтоб снять с себя всякую ответственность за Рокси, если она, находясь в чужой стране, и дальше будет вести себя, как идиотка.
- Ну прочитай же! – потребовала она, ткнув пальцем в постер.
- Перестань вести себя, как последняя дура, и возможно, я прочту.
- Да читай наконец!
Я прочла. Афиша была напечатана на английском, немецком и французском языках; "ГОТИК-ЯРМАРКА!" – извещалось огромными красными буквами. "ОТПРАВЬТЕСЬ В ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ТЬМУ, ЧТО СКРЫВАЕТСЯ В ГЛУБИНАХ ВАШЕЙ ДУШИ, ПОГРУЗИТЕСЬ В ТЕМНЫЕ СТРАСТИ, ИСПЫТАЙТЕ СЛАДОСТЬ ГРЕХА! ПОЗВОЛЬТЕ СЕБЕ ИЗВЕДАТЬ САМЫЕ ТАЙНЫЕ ГОТИЧЕСКИЕ ЖЕЛАНИЯ, СОЙДИТЕ В МИР, ПРЕИСПОЛНЕННЫЙ МРАЧНОЙ, ДИВНОЙ, БЕСКОНЕЧНОЙ НОЧИ! БИЛЕТЫ в продаже с 24 октября."
- Это похоже на карнавал или одну из тех Ренессансных ярмарок, только эта относится к готической сцене. Как насчет этого? Ты же не хочешь туда идти, правда?
- Глянь вниз, - пропела Рокси, пританцовывая перед кучей багажа. – Глянь вниз, глянь вниз!
- Тебе необходимо серьезно лечиться, - пробормотала я, прежде чем наклониться, сложившись чуть ли не вдвое, чтоб разглядеть текст, набранный мелким красным шрифтом.
"ГОТИК-ЯРМАРКА С ГОРДОСТЬЮ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ТЕМНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ КАНУНА ДНЯ ВСЕХ СВЯТЫХ, 31 ОКТЯБРЯ, В ДРАХАНСКОМ ЗАМКЕ, БЛАНСКО, РЕСПУБЛИКА ЧЕХИЯ. БИЛЕТЫ НА ФЕСТИВАЛЬ БУДУТ В ПРОДАЖЕ С…"
- О Боже. – Только этого мне не хватало, огромной вечеринки, где будут прославлять вымышленный культ вампиров. Будто мало мне было того, что Рокси запланировала каждый вечер прочесывать территорию в поисках любого Темного, бродящего по улицам в поисках добычи; так нет, теперь она еще тянет меня на ярмарку, которая будет продолжаться целую неделю, и на фестиваль с толпами прыщавых подростков, подсевших на готическую музыку. – Нет, нет, только не это, - простонала я.
- Да-да-да, - пропела Рокси, танцуя вокруг меня. – Видишь? Теперь ты веришь в силу Миранды? Она сказала, что ты встретишь Темного – и посмотри, здесь их будет целая ярмарка! И еще фестиваль впридачу!
- Ради всего святого, Рокс, вампиров не существует!
Она осталась глуха к моим словам, но когда я уже была готова вбить в нее хоть немного здравого смысла, позади нас остановился небольшой синий Пежо, выглядевший так, будто прошел минимум две войны. Я ухватила Рокси и подтолкнула ее к машине.
- Такси уже тут. Тащи свой багаж, пока я расскажу водителю, в каком именно отеле мы остановились. И ради бога, прекрати танцевать! Хочешь, чтоб все думали, будто американцы сплошь психи?


Отель "Дукла" находился не так уж и далеко от железнодорожной станции, но был построен на крутом холме, ближе к границе города. Полтора часа спустя после приезда в Бланско мы зарегистрировались, втащили свой багаж по трем пролетам скрипучей, неровной лестницы в предназначенные нам мансардные комнаты, и наконец-то сменили измятые дорожные костюмы на нечто более приличное. Рокси опередила меня, первой заняв общую ванную, так что мне пришлось ждать, покуда она не вышла.
- Увидимся в баре, - прощебетала она несколькими минутами спустя и запрыгала вниз по лестнице. Я скорчила недовольную мину, видя, сколь беспечно она относится к спуску вниз и надеясь, что она не сломает себе шею на какой-то кривой ступеньке, и стала обдумывать, каким образом мне лучше представиться местной публике. В моем воображении рисовался образ Одри Хепберн, в лучших традициях которого мне хотелось бы обставить свой выход – сплошная утонченность, элегантность и вместе с тем – простота. Я бережно распаковала свое длинное черное бархатное платье, которое меня стройнило, зачесала вверх свои гладкие волосы, цвет которых стилист некогда весьма любезно определил, как "каштановый", и добавила каплю духов.
- Далеко тебе до Одри Хепберн. – Я наморщила нос, глядя на свое отражение в крошечном зеркальце, стоявшем на дубовом комоде. – Но ты уж постарайся.
Я не вполне отчетливо представляла себе, как именно выглядят завсегдатаи бара "Дукла", "самого популярного в городе", как утверждалось его владельцами, но вид, открывшийся моему взору, показал, что я в любом случае ошибалась. Я ожидала увидеть людей в твидовых шляпах, дирндлах**, или в чем-то подобном, но все, что я увидела – так это комнату с низким потолком, темные балки которого были уложены "елочкой". Несколько посетителей, сидевших в баре, были в джинсах и свитерах, и ни одного дирндла на горизонте. Два огромных окна в противоположной стене занимали все пространство от пола и до потолка, выходя на балкон, за которым простирался огромный заросший луг, источавший свежесть; Моравские горы, возвышавшиеся над ним, были сейчас окрашены во все оттенки пурпура. Сквозь темные силуэты деревьев можно было разглядеть башни Драханского замка. Небо над ним было насыщенного темно-синего цвета, идеально оттенявшего мягкую линию гор, окружавших город. Созерцание симфонии богатейших синих, черных и пурпурных оттенков заставило отозваться некую струну глубоко внутри меня, но прежде чем я вышла на балкон, дабы насладиться пейзажем в полной мере, меня окликнули.
Рокси звала меня, сидя за длинным столом, тянувшимся вдоль одной из боковых стен. По обе стороны от нее сидели две женщины. По крайней мере, я решила для себя, что это именно женщины, хотя с тем же успехом это могли быть и мужчины. Главная трудность при определении заключалась в том количестве белой пудры, черных теней и ярко-алой помады, которое было у них на лицах. Они были одеты одинаково, обе в черных виниловых шнурованных корсетах поверх красных шифоновых блузок. Хотя их ноги были скрыты под толстой полированной столешницей, можно было предположить, что на них надеты черные же шипованные кожаные сапоги на высоких каблуках, и, возможно, микро-юбки, украшенные ремнями с огромными пряжками – дань моде, которая средь юных девиц почему-то считается сексуальной.
- Черт. Она таки откопала каких-то готов, - пробормотала я себе под нос, оглядывась вокруг в поисках спасения. Спасения не предвиделось, так что я натянула приветливую улыбку и начала осторожно пробираться, минуя кресла и столы, к Рокси, которая энергично махала мне рукой.
- Ну наконец-то! Я уж думала, что ты никогда сюда не доберешься. Джой, это Ариэль и Таня. Они обе ведьмы!
Моя улыбка слегка увяла, когда я протянула руку Тане, сидевшей скраю. Она изучила мою руку так, словно на ней могла быть проказа, затем кисло глянула на меня и отпустила ее с таким видом, словно оказала незаслуженную милость. Готы – адские позеры. Что б мы без них делали, подумать только.
- Вообще-то я всего лишь Танина ученица, - девушка по имени Ариэль привстала, наклонившись через стол, и пожала мне руку. В ее речи слышался слабый славянский и сильный французский акценты. Ее приветливые светло-синие глаза чудесным образом контрастировали с враждебным взглядом ее подруги. – Я пока еще не ведьма, но я надеюсь, что через несколько лет стану такой же сильной, как моя сестра.
- Так вы сестры? – спросила я, усаживаясь в кресло напротив Рокси.
- Да, они сестры, - отозвалась Рокси, улыбаясь Тане. Она, впрочем, совершенно игнорировала нас обоих, ее взгляд обшаривал комнату, временами задерживаясь на окнах и на входной двери. – Я взяла тебе пиво. Думаю, ты не будешь иметь ничего против темного. Похоже, все здесь только его и пьют.
Рокси подвинула ко мне большую кружку. Судя по ее размерам, чехи должны были обладать железными мочевыми пузырями, если они и впрямь пили все это регулярно и в таких объемах.
- Ни за что не догадаешься, где работают Таня и Ариэль! На Готик-Ярмарке! Разве это не чудесно? Ариэль говорит, что у них есть аттракционы на любой вкус – и чтение по ладони, и гадания на таро, и медиум, и волшебник, и много-много вампиров.
Я поперхнулась, попробовав сделать небольшой глоток темно-коричневого пива, и еле удержала его от побега через мой нос.
- Прошу прощения? – вопросила я, слизывая пену с верхней губы.
- Вампиры, - счастливо повторила Рокси. – Толпы вампиров. Разве это не захватывающе?
- Толпы вампиров, - повторила я, переводя взгляд с Рокси на Таню и Ариэль. – И сколько это в человеческих цифрах?
Поскольку мне было любопытно посмотреть на так называемых вампиров, имевших отношение к ярмарке, ее слова не застали меня врасплох. Одна из моих подруг некоторое время тусила с готами в Сан-Франциско, и она рассказывала мне, что вампиризм – точнее, его весьма претенциозный вариант – был весьма популярен в тех кругах. Некоторые из них настолько входили в образ, что хирургическим путем удлиняли себе клыки, пили кровь животных, добытую на бойнях (до тех пор я не знала, насколько широко это практикуется), и жили, в общем-то, жизнью вампиров, хоть и не были настоящими "не-мертвыми".
- Доминик и Милош, хозяева Готик-Ярмарки – вампири***, - произнесла Таня хриплым голосом с сильным акцентом. Она произнесла слово "вампир" таким вычурно-напыщенным тоном, что у меня резко заныли зубы.
- Это правда? Действительно интересно, - я подпустила иронии в свой голос. – И как удивительно, что у них есть свой бизнес. Мне казалось, что вампиры не слишком нуждаются в деньгах, но если подумать – цены на плащи и на услуги стоматологов в последнее время так выросли…
Густо накрашенные Танины веки поднялись и она пронзила меня взглядом, который, возможно, впечатлил бы меня, не будь рядом ее ученицы. Без сомнения, наркотики, - мелькнула мысль. Я слыхала, что галлюциногенные наркотики имели хождение среди готов, поскольку считалось, что они усиливают способность ясновидения. Ну-ну, сказала бы я.
- На Ярмарке нас почти двадцать человек, - быстро проговорила Ариэль. – Мы путешествуем по всей Европе, и Доминик отдает нам почти всю прибыль, практически ничего не оставляя ни себе, ни Милошу.
- А, - кивнула я, желая взять паузу. Я испытывала чувство легкой тревоги, которое приписала тому, что нахожусь в необычной стране в компании весьма необычных людей. Я снова посмотрела в окно и мой взгляд остановился на эбонитовом силуэте горной гряды, едва различимом на фоне теперь уже совершенно темного неба. Что-то было не так, но я не могла понять, что именно. После недельного пребывания во Франкфурте мы с Рокси приспособились к местному времени, так что проблема была в чем-то другом…
Рокси глянула на часы и спросила Ариэль, во сколько открывается ярмарка.
- Спустя час после захода солнца, - ответила она с застенчивой улыбкой. Она и впрямь была хорошенькой; кто-то сделал глупость, посоветовав ей красить волосы в тусклый, скучный черный цвет, и заодно наносить столько лишней краски на лицо. Я предположила, что ей около семнадцати, и понадеялась, что рано или поздно она перерастет этот период экспериментов.
- Отлично. Мы подойдем туда сразу после ужина, да, Джойфул?
Моя тревога усиливалась. Я снова посмотрела на горы. Что они могли бы мне сказать?
- Эмм? Ах да, конечно, если хочешь. Мы можем осмотреть местность. Заглянем к гадалкам, посмотрим магическое шоу, ну и заодно проткнем кольями парочку вампиров.
- Джой!
Реакция Тани не заставила себя ждать: распахнутые глаза, раздувающиеся ноздри – она живо напомнила мне лошадь, но я решила не озвучивать это сравнение. Ее ногти, покрытые черным лаком, были длинными и остро заточенными. Я бы не удивилась, узнав, что она окунает их кончики в какой-нибудь яд.
- Прошу прощения. – Я примирительно улыбнулась. Нетерпеливо фыркнув, Таня расслабилась. Ее взгляд снова остановился на входной двери.
Я решила примириться с Ариэль.
- Так что, вы зашли сюда только глотнуть чего-нибудь до открытия, или все-таки останетесь подольше и поужинаете с нами? Хозяин сказал, что pub grub здесь весьма хорош.
- Паб-граб? – Ариэль выглядела сбитой с толку.
- Еда, которую можно заказать здесь в пабе, - мягко ответила Рокси, посылая мне предупреждающий взгляд. – Я приглашаю вас поужинать с нами; мы были бы рады побольше узнать о ярмарке, и о вас, и, разумеется, о том, каково это – работать с двумя вампирами. То есть, Вампири.
Я закатила глаза.
- Мы только что поужинали, - быстро ответила Ариэль, нервно оглядываясь на сестру. – Мы просто ждали наших мужчин. Мы всегда собираемся вместе где-нибудь в людном месте перед открытием ярмарки. Доминик считает, что это производит нужное впечатление на людей, и они начинают интересоваться ярмаркой.
- Сдается мне, это заодно служит способом привлечь побольше скота. – Поскольку Ариэль смотрела на меня пустым взглядом, я уточнила. – Ну, знаешь, можно выбирать из большого количества потенциальных доноров. Ха-ха-ха.
Она снова глянула на Таню и ответила мне сдавленным смешком. Рокси прекратила улыбаться и предостерегающе глянула в мою сторону. Я пропустила ее взгляд мимо. Она весело болтала с Ариэль о ярмарочных достопримечательностях, о ее занятиях (Ариэль гадала на таро), об их путешествиях по Европе, и все это время я сидела, как на иголках. Тревожное ощущение, будто впереди меня подстерегает нечто зловещее, становилось все сильнее и сильнее. На мгновение я увидела образ какой-то тени, пробиравшейся по лесу; запах хвои был настолько силен, что у меня зачесался нос. С этим нужно было что-то делать. Растерев себе тыльную часть шеи, я попыталась сконцентрироваться на голосе Ариэли.
- …было неплохо, но сразу после того, как мы туда прибыли, в городе поблизости произошло убийство, и полиция Гейдельберга на один день перекрыла все дороги, так что мы опоздали на шоу в Ауфсдайме.
- Оооо, убийство! – охнула Рокси. – Как ужасно. Полиция не допрашивала вас?
Волна предчувствия накрыла меня с такой силой, что у меня перехватило дыхание. Я оглядела комнату, пытаясь найти взгляд, направленный на меня, но напрасно – никто не смотрел в нашу сторону. Возможно, я попросту переутомилась, проведя целый день в поезде.
- Допрашивала? Они хотели знать, не видел ли кто-нибудь из нас ту женщину, которую убили. – Ариэль замолчала и стала беспокойно крутить свою кружку с пивом.
- А вы видели? – спросила Рокси, любопытство которой все разгоралось.
Ариэль с трудом сглотнула, ее взгляд не отрывался от столешницы.
- Да, я ее видела. Она приходила на ярмарку за несколько дней до того, Я гадала для нее на картах.
- На ярмарку тогда приходила куча народу, Ариэль, - резко заметила Таня. – Я уже говорила тебе, что тебе не в чем себя винить.
- Но я не увидела опасности, - чуть не простонала Ариэль, на ее глаза навернулись слезы. – Я не видела ее. Я вообще ничего не видела. Я позволила ей уйти, ни о чем не предупредив!
Таня наклонилась вперед, заслонив Рокси, которая застыла, откинувшись на высокую спинку деревянного кресла.
- Ты. Все. Сделала. Правильно. – Ее слова были резкими и отрывистыми, и на минуту я избавилась от ощущения надвигающейся тьмы.
- Я знаю, ты уже говорила, но я должна была увидеть, я должна была знать… - Ариэль вытащила свой платок и стала вытирать слезы, катившиеся из ее глаз.
Таня прошипела что-то на языке, который я не понимала, но что бы это ни были за слова, они подействовали. Ариэль кивнула, пробормотала извинения и вытерла лицо. Рокси моментально перешла в режим утешения – она обняла девушку и стала поглаживать ее по плечу.
- Не каждый день можно встретить кого-то, кто гадал на таро для жертвы убийства, - непринужденно заметила я, получив в ответ сразу два свирепых взгляда – от Рокси и от Тани.
- Это не единственный случай, - заметила Ариэль, деликатно сморкаясь в платок. – Была еще одна женщина, которую убили в Гавре сразу после нашего отъезда, и одна в Бордо три месяца назад – помнишь, Таня? За неделю до того она купила у тебя любовный приворот. Мы видели ее фото в газетах. Она была последней жертвой, до случая в Гейдельберге.
...Комната внезапно исчезла, превратившись в туманный водоворот, и с поразительной четкостью в моей голове возник образ мужчины. Он был во всем черном, его черты терялись в сумраке, но силуэт четко вырисовывался в ночи; он шел, меряя землю длинными, неутомимыми шагами. Ветер касался его, когда он шел сквозь лес, гонимый желанием, сути которого я пока не могла понять. Меня бросило навстречу ему и мы слились воедино, так что я могла ощущать ток крови по его венам и дыхание на его губах, когда он приближался к городу, шествуя сквозь ночь с уверенностью того, кто прожил не одно столетие. Я видела его глазами городские огни, мерцающие сквозь сосновые ветви; он глубоко вдохнул, стараясь ощутить запахи города, и я сделала то же самое. Образы, рождаемые его разумом, заполнили меня; мысли о людях, теплых и живых, их кровь пела, подобно сиренам, и этой песне он не мог противиться. Он перепрыгнул отводной канал, мягко подымаясь по холму к городским окраинам, его мышцы, сухожилия и связки работали с необычайной точностью. Запах крови щекотал нам ноздри; ее вкус наполнял рот влагой. Наши общие воспоминания говорили мне, что ничто не может сравниться с этим ощущением, когда она, горячая и сладкая, течет по моему горлу…
- ДЖОЙ!
Я очнулась и кошмарное наваждение развеялось, оставив по себе отвратительную дурноту; меня сотрясала дрожь, я ухватилась за край стола, молясь, чтоб комната наконец перестала кружиться вокруг меня. Это немного напоминало ощущения, пережитые тогда у Миранды, но в сотни раз сильнее и в тысячу раз ужаснее. В этот раз я не просто видела мужчину, я была им, была его частью, когда он выслеживал свою добычу. Мой разум жаждал информации и боялся ее в равной степени, и средь всего этого хаоса один вопрос возникал снова и снова, пока не заслонил собой все остальное.

Что, черт побери, происходит со мной?




* знаменитый скульптор XVIII ст. из Брно.
** традиционный женский костюм в Австрии и Баварии.
*** в оригинале - "vampyr".